18:10 

Киса Ванская
Джекил и Хайд. Два мужа по цене одного.
Название: Восьмидесятый день осени
Автор: Киса Ванская
Пейринг/Персонажи: Кассандра Гот, Крис Румис, НЖП
Категория: джен
Размер: 4009 слов
Жанр: юмор, детектив, мистика
Рейтинг: PG

— Добро пожаловать в Зомбилэнд! – прокричала Ния, высовываясь из окна машины.
— Я тебя ненавижу, – сказала ей Кассандра.
— Это все потому, что у тебя нет высшего образования.

Кассандра вздохнула. Машину тряхнула на очередном повороте и, вместо городка, который уже просматривался, передними снова были горы и лес.

Сложно было сказать, как это произошло. После того, как Дон отказался брать ее в жены прямо под свадебной аркой, Кассандра была в полнейшем отчаянье. Она хотела сбежать прочь из дому, от отца и брата, от семейных призраков и от образа матери, который незримо присутствовал в каждой комнате.

И ее подружка Ния, только что закончившая колледж по специальности Философия («У нас было полгода практики с ассенизаторами, чтоб мы вообще могли чем-то в жизни заниматься!»), предложила хороший вариант. Она сказала: «Хэй, Кэсси, коменс-коменс, а не поехать ли нам в мой родной городок? Там мило, вот увидишь».

Сама не зная зачем, Кассандра согласилась. Она надела свое лучшее черное платье, взяла запасные очки и дополнительные резинки, чтоб затягивать черные волосы в два хвоста. Других вещей она, как и любой другой ее знакомый путешествующий сим, не брала.

— Может, расскажешь чуть-чуть о городе? – спросила Кассандра. – Он же не Зомбилэнд называется, правда?
— Конечно, нет, – радостно ответила ей Ния, – он раньше назывался Междуречье, но после Апоклипсиса его переименовали в Зомбиречье.
— Какого Апокалпсиса? – с расширившимся глазами спросила Кассандра.
— О, ну это… м-м-м… Неважно.

Ния пригладила рыжие косички и почесала нос, умудряясь при этом продолжать управлять машиной, и сказала:
— Да ты все сама поймешь!

Кассандра вздохнула.

Они снова повернули, и теперь можно было увидеть панораму города.

— Слушай, Ния, – Кассандра указала на одну из двух рек, между которыми и стоял город, – а что это вон там?
— Это? Да все нормально!
— Река там фиолетовая в ЖЕЛТУЮ КРАПИНКУ!
— Это тебе кажется, – беспечно ответила Ния, – это только цветной дым.
— Но дома на берегу точно фиолетовые в желтую крапинку.
— О, значит, в этом сезоне именно такой цвет модный.

Кассандра вдохнула и судорожно выдохнула, досчитав до пяти. Потом еще раз.

— Что это означает? – снова спросила она.
— Не отвлекай водителя!

Машина почти вылетела с дороги на очередном повороте, и Кассандра замолчала, судорожно вцепившись в сидение.

Они начали спускаться с гор и лес, который до этого видели только как нагромождение зеленых шаров.

Деревья подступали к самой дороге и закрывали собой небо.

— Это должно быть жутко, – флегматично прокомментировала Кассандра.

Она выросла в старом, скрипучем особняке с обширным семейным кладбищем, откуда к ним в дом заглядывали на коктейль-другой призраки давно почивших родичей. Кэсси не унаследовала той абсолютной любви отца к непознанному, оттого духи пугали ее… Впрочем, в возрастом она стала относить к ним философски.

Точно так же философски она относилась ко всяким жутким местам, вроде этого леса.

— Собака! – сказала она, указывая Нии на обочину.
— Это волк, – ответила та.

Черный, лохматый волк, очень смахивающий на собаку, поднял на них сияющие желтым светом глаза и завыл, задрав голову к невидному среди ветвей небу.

— Наверное, не узнал меня, – вздохнула Ния. – Или это другой вожак. Мы с каким-то дружили, хотя я уже ни черта никого не помню.
— И чего лес не вырубят? – спросила Кассандра.
— Ты, что, Люпсы не позволят?
— Люпсы? – не поняла Кассандра.

Тем временем, они проехали до более свободного участка леса. На нем, прячась среди деревьев и опираясь на деревянные колонны, стояли деревянные домики.

Между ними ухаживали за огородом и чистили деревья люди. Все, как один, с каштановыми волосами и смуглой кожей.

Они приостановились, провожаю машину взглядами, а потом снова возвращались к своим делам. Кассандра к своему ужасу увидела, что еще парочка волков, пусть и не у всех светились глаза, играли с детьми.

— Вот Люпсы, - сказала Ния. – Это фамилия. Целая группа семей, которые живут здесь.
— Они сумасшедшие? – спросила Кассандра.
— Нет, просто оборотни.

Они проехали мимо еще одной прогалины с группой домов, где двое взрослых мужчин и один мальчишка рыбачили в крошечном озерце.

— Ты шутишь, – сказала Кассандра. – Нет, точно шутишь.
— Нет, не шучу, – ответила Ния, – подожди, я тебя сейчас по Чудильной улице провезу.
— Какой-какой?
— Чудильной. Сама поймешь.

Это «сама поймешь» начинало неимоверно раздражать Кассандру.
Они выехали из леса, было ощущение, что линию деревьев просто обрубили. И перед ними предстал поворот дороги, на котором стоял странный, крапчатый указатель с надписью: «Улица Чудильная». И дома на этой улице были… странными.

— У меня просто не осталось слов, Ния!

Дома, в основном, располагались на той части улицы, что привыкала к реке, но несколько были с другой стороны. Все в модернистском стиле: с плоскими деревянными крышами, сами по себе без всяких изысков, коробки с окнами… Как в тысячах других городов. Только Кассандра всегда видела их белыми или бежевыми, а эти были в желтых и фиолетовых разводах. Каждый последующий удивлял новым узором.

А еще возле домов стояли странные приспособления. Через окно другого Кассандра могла разглядеть, как зеленокожая женщина в черном платье и при колпаке мешает что-то в котле.

— У вас есть инопланетяне? – спросила Кассандра у Нии.
— Да, конечно, они же везде сейчас есть. Только они живут в другой части городка, тут ведьмы и ведьмаки.

Из ближайшего дома выскочила девочка в пушистом синем платьице и взмахнула чем-то напоминающим волшебную палочку. Громыхнуло, и с неба полился дождь.

— Прекрасно, – мрачно сказала Кассандра, – оборотни и ведьмы, а у другой реки живут вампиры?
— Неа, – ответила Ния, – вампиры на бульваре Трансильвани живут, он с во-он той стороны города. У них как бы свое закрытое общество. А у другой реки ростоманы живут.
— Кто-кто?
— Люди растения, – пояснила Ния, – очаровательные ребята. Наивные только слишком.
— Хорошо, а мы куда? – спросила Кассандра.
— Мы к моим родителям, они живут в центральной части городка.

И тут Кэсси поняла, что все время, пока они ехали, ей удалось выудить из Нии информацию только об отдельных улицах, внешних границах, так сказать.

— Подруга, а кто живет в самом городе? И, разве ты не говорила, что твои родители умерли?
— В городе живут обычные люди, пришельцы и зомби, - жизнерадостно поведала Ния, – и да, ты права, мои родители умерли.

Кассандра не могла придумать ничего достаточно эмоционального и не обсценного, чтоб выразить свое мнение, насчет этого несчастного городка и самой Нии, ее в него затащившей.

— Ты в своем уме? – спросила Кассандра. – Это же зомби!
— Это мои родители, я сейчас вообще обижусь! И у нас в городе основная часть населения вообще зомби. И даже несколько раз зомби.
— Это как? – не поняла Кассандра.
— Это значит умер, его сделали зомби, а потом он снова умер и его снова сделала зомби.
— Чудны дела твои, Юзер… – проворчала Кассандра.

Родители Нии жили (хотя какой жили, если они были мертвецами?) в уютном кирпичном одноэтажном домике. Вообще, центральная часть города выглядела тихой, если не пустынной. В сравнении с лесной или пляжной, которую Кассандра могла видеть.

Мама Нии несла тарелку к столу, подволакивая ногу и неестественно склонив голову набок, из уголка рта струйкой текла слюна. Ее муж периодически постанывал и похрипывал, отвечая на жизнерадостный реплики дочери.

К удивлению Кассандры, они не источали запаха гниющей плоти, хотя и смотреть на их серые тела и скрюченные пальцы было не очень приятно.

— Ешь-то, – сказала мама Нии.
— А что это? – поинтересовалась Кассандра. – Пахнет вкусно.
— Индейка.
— Что-то не похожа.
— Такая вот у нас индейка. Со Дня Благодарения лежит, - сказал папа Нии.
— А у нас был День Благодарения? – ужаснулась Кассандра.
— У вас, – рассудительно сказала мама Нии, – может и не было, но у нас был. У нас вообще три четвертых всего времени осень. Ешьте давайте.

Кассандра вздохнула и взялась за еду, она была сытной. Сказать еще что-то на эту тему, как обычно, никто не мог.

Ее уложили в старой детской. Здесь стояла синяя колыбелька и пеленальный столик, а кровать была проставлена поперек комнаты, мешая пройти к гардеробу.
— Ты смотри, – напутствовала ее на ночь Ния, – не встань с другой стороны, а то мы тебя не вытащим, и ты умрешь с голоду.
— Постараюсь, – сказала Кассандра. – А, стой, я хотела просить. Чего столько зомби в городе?
— Не знаю, никогда не задумывалась. Но, вообще, почти любой, кто умирает здесь – становится зомби, конечно, эта жизнь тоже заканчивается, но это все достаточно весело.
— Что-то мне не кажется, – пробурчала Кассандра.

Она начинала всерьез подумывать о смене жизненного приоритета. Вряд ли ей удастся так просто устроить здесь свою личную жизнь и родить десятерых детей, а потом завести двадцать внуков. Как ни посмотри, для любителя науки и научной деятельности (или псевдо научной, если на то пошло) здесь было просто таки раздолье.

Только уснув, Кассандра проснулась от мерного стука. Он был достаточно тихим, словно заглушенным расстоянием, но ощутимым. И шел откуда-то с улицы.

Кассандра попыталась пройти по комнате, но поняла, что таки встала не стой стороны, чертыхнулась, снова легла в кровать, и поднялась уже так, чтоб можно было выйти.

Из дворика семьи Нии открывался прекрасный вид на находящуюся чуть на отшибе улицу, где все дома были огромными особняками, напоминающими средневековые замки. А один был подсвечен разноцветными огнями, которые били в небо над ним и именно оттуда ветер доносил ритмичный стук – музыку.

— А, ты не спишь! – Ния вышла из дому и остановилась рядом с Кассандрой. – Классная пижама. Беленькая.
— Заткнись, что это?
— Место, куда я собираюсь.

И только сейчас Кассандра заметила, что ее подруга одета в коротенькое фиолетовое платье и волосы уложила в какую-то нереальную прическу с картонным веером внутри.

— Ты шутишь?
— Вовсе нет. У вампиров во Дворце почти каждую ночь гуляния. Я хочу туда попасть. Пошли со мной!
— Вампиры, которые пьют кровь? Не-е-еа!
— Кэсс, – вздохнула Ния, – не знаю, как там ваши вампиры, но наши могут пить твою кровь, только если ты им разрешишь!
— Да кто ж разрешит! – в сердцах воскликнула Кассандра.
— Я, например, – возмутилась Ния, – если они мои друзья, то почему бы и нет.
— Это неправильно!
— Бу-бу-бу! Так ты идешь?

Кассандра сразу опустила глаза.

— Да мне не в чем…
— У меня в гардеробе много чего есть, – жизнерадостно сказала Ния. – Хотя твое черное платье им вполне понравится.

Как оказалось, Ния была совершенно права. Когда такси с серокожим таксистом-зомби привезло их ко Дворцу, Кассандра увидела, что тут собралась очень разнообразная публика.

Тут были и зомби, и обычные люди, и привычные ей инопланетяне. А так же большое количество незнакомых существ: те самые, похожие на инопланетян, но более ярко-зеленые ведьмы, другие, с кожей, будто покрытой позолотой, странные шерстистые гуманоидные создания, периодически задирающие головы вверх, чтоб завыть (Кассандра и без радостной подсказки Нии поняла, что это оборотни); и другие, тоже зеленые, но наряженные, как сказочные эльфы, еще и с листочками на голове…

И, конечно же, здесь были вампиры.

Очень разные: с длинными светлыми волосами, лысые, в вечерних платья и одетые, как молодые тусовщики, вроде тех, которых Кассандра иногда видела в Даун-Тауне.

Вся эта разношерстная толпа проходила туда сюда через ворота Дворца, где располагался огромный танцпол. Ния выглядывала кого-то в толпе, привстав на цыпочки.

— Кого ты ищешь? – спросила у нее Кассандра.
— Вон она, Фиона! Фиона! Пошли, Кэсс!

Но Кассандра уже не слышала ее, она увидела в толпе красное платье и копну черных, шелковистых волос. Если в этом городе творилась такая чертовщина, то почему здесь не может быть ее матери?

Кассандра бросилась вслед за ней, лавируя между другими симами. В смысле, пытаясь лавировать, значительно чаще они замирали друг напротив друга, вскидывая руки, и корча жуткие лица.

— Кэсс! – раздался голос Нии. – Иди СЮДА!

И, как бы ей ни хотелось помчаться вслед за кем-то, так напоминавшим ее мать, Кассандра развернулась на сто восемьдесят градусов и побрела к Ние.

Та, вместе с какой-то девочкой-подростком в коротком черном платье и с бантом в черных же волосах, стояла под аркой, среди пальм с мясистыми, пирамидальными листьями.

— Это Фиона, – представила девочку Ния, – моя подруга детства, а это Кассандра – моя подруга юности.
— Ужасно, – прокомментировала Фиона. – В смысле, рада познакомиться.

Она была вампиршей. Кассандра не сразу поняла это из-за цветного, мигающего и переливающегося освещения.

— Подросток-вампир, – сказала Кэсс, – Круто!
— Нет, – отрезала Фиона, – это отстой. Мне двести с лишним лет, а я вынуждена ходить в уродскую школу во время уродского солнечного дня, потому что в противном случае уродский директор позвонит на мою уродскую работу и меня просят уйти. Это уродство.
— Да-а-а-а, – протянула Кассандра, – смотрю, мир тебе здорово насолил.
— Наш уродский-уродский мир, – хрюкнув, сказала Ния.

Фиона махнула на них рукой и ушла к танцующим, растворяясь в толпе.

— Так, – отметила Кассандра, – над твоей подружкой юных лет мы поиздевались, что дальше по списку?
— Зажигательные танцы и выпивка! И чтоб наутро мы не помнили того, что с нами случилось!
— Эй, подруга, я люблю тебя чисто платонически.
— Заметано!

И начались танцы и выпивка. В процессе Кассандра даже настолько сдружилась с каким-то милым юношей-вампиром, что разрешила ему выпить крови из своей вены. Правда, результат ее расстроил, и предложение пойти на свидание она отвергла.

— Ну и молодец, – прокомментировала, невесть как оказавшаяся рядом Фиона, – не хотелось бы тебя в роли мачехи!
— Это был твой отец? – чуть заплетающимся языком, поинтересовалась Кассандра.
— Нет, моя мама-лама. Конечно мой папа! Мы же очень похожи.
— Надо же!

Вечер, а точнее поздняя ночь, радостно приближалась к утру и Кассандра не могла точно сказать, что именно происходит. С ней флиртовал тот самый милый юноша с листьями на голове, он говорил, что для жизни ему не надо ничего, кроме воды и солнца. Она смеялась и спрашивала, зачем он пришел на вечеринку вампиров, раз он такой анти-вампирий.

Слово «анти-вампирий» очень понравилось Кассандре и она повторяла его снова и снова. Парень смеялся каждый раз и говорил, что она его друг, первый и пока единственный. Кассандра удивилась и спросила, сколько же ему лет. Оказалось, что парень, а звали его Плющом, только вчера стал взрослым.

— Это нормально для нашего вида, – перекрикивал он музыку, – мы быстро, очень быстро растем!
— И размножаетесь быстро? – скептически уточнила Кассандра.
— Да! – ответил он ей. – Тряхнуть спорами вот так и сразу отпрыск!
— Странно, как вы тут все не заселили, – проворчала Кассандра.

Она бы еще поговорила Плющом, но опять заметила красное платье и бросилась за его обладательницей в погоню. Но, стоило только покинуть двор Дворца и сесть в такси, отвезшее ее в город, как Кассандра заблудилась.

Дома, выглядевшие вполне ухоженными издали, с близкого расстояния представляли собой пустые коробки с черными провалами окон, в которых нет-нет что-то мелькало и Кассандра не рисковало присматриваться, что же именно.

Она столкнулась со старичком зомби, который стоял под столбом и пялился на яркую лампочку. Слюни стекали по его подбородку и капали на асфальт.

Кассандра хотела было пройти мимо него, как старичок обратил на нее внимание и хрипло, будто его гортань была разрезана, спросил:
— Кого-то ищешь, девонька?
— Женщину, – сказала Кассандра.
— А… Бывает-бывает, вот помню по молодости любил я одного парня…

Его речь было проблематично разобрать, но, кажется, Кассандра приспосабливалась понимать, о чем толкуют зомби. Еще чуть-чуть и совсем освоится в этом городке. От такой мысли ей резко стало неуютно.

— Это не та женщина, – быстро сказала она, – она моя мать.
— В нашем городе живут призраки, – сказал старичок, – и уставшие от непонимающего их мира живые. Кто ты, девонька, как твое имя. Быть может, я знаю твою мать.
— Меня зовут Кассандра Гот, а моя мать – Белла.

Стоило ей это сказать, как старичок-зомби замахал руками и попятился от нее, подволакивая правую ногу.

— Нет! Нет! Нету ее в этом городе! Никогда не будет! Прочь, нечисть! Сгинь!

Он оступился, потом выпрямился и ушел прочь, не глядя больше на Кассандру, а она так и осталась стоять посреди улицы, обескураженная и подавленная произошедшим. Такой приятный, пусть и мертвый, старик, а такая странная реакция.

И все это лишь подтверждало мысли Кассандры – ее мать была где-то здесь.

Солнце поднималось над Зомбиречьем и вдыхала жизнь во все вокруг. Возле зоомагазина резвились две кошки, одна была серой, а другая сине-красной, по всей видимости – принадлежала кому-то из ведьм.

Из пустого, как ей казалось ночью, дома вышла зеленокожая женщина с плоским носом и черными блестящими глазами без белков. Она улыбнулась Кассандре и помахала ей рукой. Та ответила точно таким же жестом.

— Здравствуйте, – обратилась к ней Кассандра, подходя поближе.
— Здравствуй-здравствуй. Хочешь пройти в дом?
— С радостью!

Кассандра спешно воспользовалась душем в доме инопланетянки, которую едва знала и та ее выгнала прочь за неподобающее поведение. Хотя и была так добра, что указала дом, где жили родители Нии. Милейшие зомби мистер и миссис Лампкин.

Кассандра дошла назад без особых приключений, хотя ей и встретилась стая бродячих, но на редкость ухоженных и чистых кошек и какой-то парень (кажется, это был один из вчерашних оборотней, без шерсти его было не узнать) попытался ее поцеловать.

Но в остальном – все было хорошо. Двери тут, как и во всех других городах, которые знала Кассандра, не запирали принципиально. Может, это и делало их открытыми для любого вора, но на что симам даны сигнализации?

— Как прошел твой день? - спросила Ния.

Она выглядела вполне отдохнувшей и радостной.

— Нормально, а где твои родители?
— На работе. Видела что-то необычное?
— Помимо этого безумного городка? Нет.

Сама не зная, почему, но рассказывать Нии о своей матери Кассандра не собиралась. Если Белла Гот затерялась где-то в Зомбиречье - она найдет ее, чего бы это ей ни стоило.

— Тебе бы тоже стоило найти работу! – заявила Ния, уплетая овсянку.
— А тебе стоило бы лучше вести себя за столом.

Подруга фыркнула, отбросила ложку, и принялась загребать еду прямо руками, разбрызгивая кашу по столу.

— Неряха! – воскликнула Кассандра.
— Чистюля! – с набитым ртом ответила Ния. – И тебе нужна работа!
—Спасибо, мне пока и так хорошо.

Ния говорила что-то еще, но Кассандра ее проигнорировала. Она подошла к холодильнику и взяла из него сок. Выпив пакетик залпом, она заботливо закинула тот в мусороперерабатывающую машину и сообщила:
— Я иду спать.

Ния закончила есть и рыгнула, Кассандра поморщилась.

Во сне она видела лицо матери. Белла смеялась и пела песню о чернокрылом воробье, это были стихи Почему-И-За-Что-Гады, Кассандра узнала их.

Они вдвоем сидели на семейном кладбище. Мать стояла на коленях у свежей могилы, между Кассандрой и ней было надгробие. Дочь не видела, что там написано, а мать смотрела прямо на текст и горько улыбалась, напевая.

— Почему ты меня бросила? – спросила Кассандра. – Почему бросила отца, Александра? Нам не хватает тебя.

Белла подняла глаза и покачала головой. Она встала и ушла за деревья, а Кассандра бросилась за ней, но ее ноги увязли в земле, и она упала прямо на свежую могилу, возле которой и седла ее мать. С ужасом Кассандра посмотрела на надгробие: она ожидала прочесть там собственное имя, но увидела лишь пустую каменную поверхность. Ни имени, ни дат, только выбитые слова: «Она так и не смогла исполнить мечту всей своей жизни».

Проснувшись, Кассандра не могла понять, где она находится, и что сегодня за день.

— Что сегодня за день? – спросила она, выходя из комнаты.
— Восьмидесятый день осени, – ответила ей мама Нии.

Она делала зарядку перед телевизором и, как ни странно, ей удавалось при этом не дергаться судорожно. Казалось, что гибкость живого тела вернулась к ней в этот момент.

— А что означает восьмидесятый день осени? – спросила Кассандра.
— Ничего, просто дата. Ты спросила – я ответила. Может быть, именно сегодня тебе повезет.
— Но вы же сказали, что это просто дата, – удивилась Кассандра.
— А почему тебе не может повезти в просто дату? – спросила в свою очередь та.

Пришлось согласиться, что в этом была своя правда.

Съев вафли и почистив после них зубы, Кассандра снова отправилась в город. Она не знала, с чего стоит начинать поиски матери. Она никогда этим не занимались, но полагала, что в этом не должно быть ничего сложного. Ведь куча же симов зарабатывали деньги, будучи детективами. А детективом мог стать каждый, кто долго работал в полиции.

Начать Кассандра решила с того места, где впервые видела мать. Но Дворец не работал. Только хмурый парень у стойки бара флегматично посматривал по сторонам.

— Простите, – обратилась к нему Кассандра, – вы не встречали тут женщины в красном платье?
— Дев-в-р-в-вушка, – проворчал парень, умудрившись даже в мягкое слов ввернуть рычащих звук, – мимо меня каждый день проходят, пробегают, проползают и пролетают кучи, толпы симов. В разноцветных платьях, с разноцветной кожей и разноцветными глазами волосами. Я просто их не за-по-ми-наю. Мне не до этого, совсем.
— Ясно, – ответила грустно Кассандра, – вы оборотень, да?
— Именно, – он ухмыльнулся, – интересуешься?
— Да не особо. Хотя мне и нравится ваша шерсть и глаза. Они забавно сочетаются.

Он сразу приосанился.

— Рад, что моя истинная суть не отпугивает такую прекрасную и забавную девушку.

«А может, – подумала Кассандра, – мои опасения о том, что я не заведу здесь семьи напрасны? Вон, уже поклонник нашелся. Пусть он рычит и воет, но у многих мужья такие и без ликантропии».

— Я просто ищу свою мать, - сказала она, мило улыбаясь.

Парень подался вперед.

— И как ее зовут? Скажи мне, может быть, я слышал ее имя. Знаешь, ведь слух у нас, оборотней, тоже отличный!
— Гот. Белла Гот.

До этого он был настроен флиртовать, а сейчас – нападать. Он буквально скалился и, хотя не ночью он и не мог превратиться, а оставался просто человеком – это все равно выглядело вполне угрожающе.

— Уходи прочь, бесовское отродье, – рявкнул он, – а не то я сам тебя уйду.

«Какие все нервные», – сказала Кассандра вполголоса. Она вышла из Дворца и задумалась, что ей делать дальше.

Какое место выбрать следующим пунктом назначения Кассандра не представляла. Она прошлась по улице, где жили вампиры, помахала рукой кому-то, кто выглянул в окно, а потом вызвала такси и поехала в город.

Там она забрела в наиболее тихий и ненаселенный район, где не было риска посреди дня встретиться с парой-другой любопытных зомби и принялась бесцельно бродить вокруг старого, заброшенного здания, собирая факты.

Удавалось это ей плохо, потому что никаких фактов у нее не было. Были только разоренные мысли, беспокойные сны, переживания и надежда. А еще алкогольные галлюцинации. Другого объяснения тому, что она видела свою мать кассандра пока не придумала.

Хотя местные были очень странными. В смысле, не просто странными, потому что они были зомби, вампирами, оборотнями, ведьмами, инопланетянами и ростоманами, а потому что они что-то знали о ее матери, но молчали. И панически боялись ее вопросов.

Кассандра осмотрелась и увидела ее. Красное платье и черные волосы. И, разумеется, поспешила броситься следом.

Она гналась за ней по переулку. Хотя, вряд ли женщина в красном знала, что Кассандра преследует ее. Она просто неспешно шла по своим делам, а младшая из женщин семьи Гот путалась в длинной юбке и проклинала себя и свой гардероб. Но ей таки удалось нагнать свою цель.

— Попалась! – чуть охрипшим от бега голосом возвестила Кассандра и ухватила незнакомку за голое плечо.
— Как это понимать? – спросила та, поворачиваясь.

Кассандра опешила.

Женщина совершенно не походила на ее мать. Во-первых, у нее было светлая, очень светлая кожа. Не с вампирской розовостью или серым оттенком, характерным для зомби. Просто очень светлая и не загоревшая. Такая бывает у людей, которые целыми днями сидели в библиотеках или вели ночной образ жизни. К тому же, у незнакомки было совсем другое лицо: округлое, с глубоко-посаженными глазами. Даже волосы ее, пусть и такие черные, как у самой Кассандры, лежали по-другому и, кажется, были крашеными.

На самом деле, она ничем ни была похожа на Беллу Гот. Кроме, разве что, платья. Оно подходило, хотя Кассандра и заметила, что, на самом деле, оно состояло из идеально сочетающихся по цвету блузки и юбки.

— Самозванка! – вскричала Кэсси. – Ты не она! Я так и знала, что ты не можешь быть ею! Ты пытаешься свести меня с ума? Тебя Ния подослала? Или Дон?
— Вы о чем? – удивилась лже-Белла. – Мое имя Крис, я большая поклонница детективной истории Беллы Гот и я, в какой-то мере, причастна к ней. Я знала Беллу в юности, и, стоит сказать, что сейчас она является моим кумиром.
— Вы знали мою мать? – спросила Кассандра.
— Да, мы с моем сожительницей Мелиссой жили в доме недалеко от ее особняка. Вашего особняка, верно?

Кассандра неуверенно кивнула.

— Я вас не помню, – честно сказала она. – Хотя я была не очень общительным ребенком.
— Это я помню. Вспоминаю, как раз за разом пыталась завести с вами разговор, а вы только дико смотрели на меня и убегали. Только ваша синяя юбка и белая блузка и мелькала. А потом мы были вынуждены переехать, позже я рассталась с Мелиссой и вернулась в родной город, чтоб узнать всю эту трагическую историю. Я не хотела вас тогда беспокоить и обратилась к вашему отцу.

Это походила на правду. К тому же. Кассандра сейчас начала припоминать двух женщин, что жили недалеко от них в забавном домике с полосами на стенах. Только она в самом деле никогда не была хороша в том, чтоб завязывать знакомства. Даже с возрастом ей не удалось стать более легкой в общении.

— А почему вы не обратились ко мне? – удивилась Кассандра.
— Вы готовились к свадьбе… как?
— Никак, - вздохнула Кассандра. Он бросил меня у алтаря.
— Сочувствую. Теперь вы ищете свою мать здесь?

Кассандра пожала плечами.

— Нет, я просто пытаюсь жить, но, похоже, ее призрак будет преследовать меня всю мою жизнь.
— Что ж, стоит признать, весьма привлекательный призрак, – улыбнулась Крис.

Кассандра рассмеялась.

— Скажите, – вдруг спросила она, – а вы не расспрашивали местных о Белле Гот?
— Конечно, расспрашивала, – подтвердила Крис. – По-моему, они меня ненавидят.
— О, нет, для этого у них плохая память. Они ненавидят любого, кто спрашивает о моей матери.
— Что ж, – снова улыбнулась Крис, – вы раскрыли часть своей загадки, Кассандра Гот.
— Просто, Кэсси, – ответила та и протянула руку для пожатия.

Это, определенно, походило на начало дружбы и совместного расследования.

@темы: фанфик

   

The Sims - фантворчество

главная